О проекте
5.9.2018
Индексы устойчивого развития РСПП: выпуск-2018
16.2.2019

Вот уже несколько лет, как «Руководство GRI по отчетности в области устойчивого развития» преобразовано в стандарт. Но вопросов, связанных с такой отчетностью, меньше не стало. В самом деле, «Руководство» GRI безусловно сыграло заметную роль в просвещении инвестиционного сообщества и корпоративного менеджмента, которые сегодня в большинстве своем признают если не важность, то по крайней мере право на существование публичной нефинансовой отчетности (раскрытия информации по вопросам управления, и «триединому итогу» — комплексу экономических, экологических и социальных показателей воздействия организации на общество). Во многом благодаря этой инициативе большая часть первой сотни крупнейших компаний мира публикует такую отчетность. И все же коль скоро мы наблюдаем новый этап в развитии инициативы, правильно было бы поговорить и о вполне очевидных проблемах, которые предстоит решать на этом этапе. Назову только две.

Начнем с того, что реальный масштаб распространения GRI трудно назвать «триумфальным шествием». Можно сколько угодно праздновать расширение числа «отчитывающихся» компаний, но нельзя не заметить, что их доля остается небольшой. Практика раскрытия социально значимой нефинансовой информации сосредоточена, как правило, в кругу крупнейших компаний-мировых лидеров. За пределами же этой группы такая практика развивается слабо, даже когда речь идет о достаточно крупных компаниях, а по нашим меркам — весьма крупных. Как показывает недавнее исследование раскрытия информации публичными компаниями с капитализацией выше US$2 млрд , показатели «устойчивости» нечасто включаются в их отчетность (так, уровень производственного травматизма раскрывает всего около 20% компаний). Частные же компании обычно не считают нужным раскрывать такую информацию вообще. Кроме того, если внимательнее посмотреть на раскрытие информации «по GRI», то окажется, что совсем не все показатели, заявленные как раскрытые в соответствии с указаниями этого руководства, соответствуют им на самом деле.

Приходится отметить и то, что нефинансовая отчетность, в том числе составленная по правилам GRI, не вполне решает заявленную задачу — усилить прогностические возможности корпоративной отчетности. Полагалось думать, что нефинансовая отчетность позволяет нам лучше заглянуть в будущее компаний, тогда как финансовая отчетность может дать нам только картину на вчерашний день. Но практика пока слабо подтверждает эти амбиции — «Фольксваген», как известно, не только исправно публиковал отчеты об устойчивости развития, но и был включен в индекс устойчивости развития Доу Джонс (DJSI) — пока не произошел известный скандал с подтасовкой показателей по выбросам. Публичная нефинансовая отчетность никак не помогла этого скандала ни избежать, ни предсказать, и скорее послужила инструментом обмана потребителей.

Очевидно, что роль GRI в «трансформации» бизнеса пока достаточно скромна и в обозримом будущем эта роль, будь то «руководство» или «стандарт», будет определяться прежде всего тем, насколько стратегия и корпоративная культура компаний окажется созвучна идеалам «устойчивого развития». А вот с этим все совсем непросто. Но это — уже другая тема…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *